среда, 16 октября 2013 г.

Восстановление пропавшей страницы из «Дракулы»

В русском варианте «Дракулы» Брэма Стокера (перевод Н. Сандровой), распространяемом по Интернету, в двадцать четвёртой главе отсутствует кусок текста практически с целую страницу, который, похоже, потерялся ещё четверть века назад (так как в имеющимся у меня дома печатном издании 1990 года его тоже нет). Эта существенная опечатка, естественно, так и остаётся неисправленной при копировании. Собирая «Дракулу» в разных вариантах во всемирной паутине, я всё-таки обнаружила утраченный кусок в аудиозаписи.

– Ага! – сказал он. – Ваше сравнение с тигром очень удачно, я им воспользуюсь. Ваши людоеды, как в Индии зовут тигров, попробовавших человеческой крови, не желают иной пищи, кроме человечины, и бродят вокруг деревень, пока им не удастся опять ею полакомиться. Тот, кого мы прогнали из нашей деревни, – такой же тигр-людоед, и он никогда не перестанет рыскать по соседству с нами. Да и не в его характере отступать.

Ещё во время своей настоящей жизни он переходил турецкую границу и нападал на врага на его территории. Он потерпел поражение, но остановило ли это его? Нет! Он возвращался снова и снова. Что за настойчивость, что за упорство. В своем детском разуме он давно уже решил отправиться в большой город. Что же он сделал? Он подыскал самое подходящее для себя место на свете и занялся затем приготовлениями. Он открыл постепенно, какая в нём сила, каково его могущество, он изучил новые языки, он изучил новую социальную жизнь, политику, законы, финансы, науки и обычаи новых стран и новых народов, появившихся с тех пор, как он жил. Всё это только раздразнило его аппетит и усилило его желание. Это же помогло развиться его разуму, так как всё доказывало, что он прав в своих предположениях. Всё это он проделал совершенно самостоятельно! Из разрушенной гробницы в забытой земле. Чего только он ещё не предпримет, когда все сокровища мысли станут его достоянием. Он может смеяться над смертью, он может жить среди болезней, убивающих целые народы, не заражаясь ими. Будь он посланцем Бога, а не Дьявола, какой добрый пример явил бы он миру. На нас лежит обязанность освободить от него мир. Мы должны работать скрытно и держать наши действия в тайне. Потому что в наш просвещенный век, когда люди не верят даже тому, что сами видят, сомнения ученых будет его главной силой. Оно же будет и его защитой, и оружием, которым он уничтожит нас, своих врагов, готовых подвергнуть опасности даже свои души, чтобы спасти ту, которую любили, и принести пользу человечеству во имя славы вечного Бога.

На общем совещании было решено сегодня вечером окончательных выводов не делать, ещё раз хорошенько всё обдумать и попытаться сделать правильные умозаключения. За завтраком мы опять всё обсудили и составили окончательный план действий...

Я чувствую себя сегодня ночью удивительно спокойной, будто я освободилась от чьего-либо присутствия. Кто знает...

Я не закончила фразу, не могла ее закончить, так как, подняв глаза, увидела в зеркале красное клеймо на лбу – я поняла, что я еще не очистилась от скверны.



Дневник доктора Сьюарда

5 октября.

Мы все проснулись очень рано, и я думаю, что сон оказал на всех нас крайне благотворительное влияние. Когда мы встретились за завтраком, то удивились, насколько мы все весело настроены.

Удивительно, как свойственно человеку быстро обретать утраченный покой. Стоит препятствию исчезнуть, пусть даже смерть будет причиной, и мы вновь обретаем надежду и способность радоваться. Не раз удивлялся, когда мы сидели за столом, не были ли прошедшие дни всего лишь кошмаром. Лишь алый рубец на лбу миссис Харкер возвращал меня к действительности. Да и сейчас, когда я вполне серьёзно обдумываю происходящее, я с трудом верю в то, что причина наших опасений всё ещё существует. Даже миссис Харкер, по-видимому, забыла о своих страданиях, и только время от времени, когда что-нибудь ей об этом напоминает, она вспоминает о страшном знаке.

Мы решили собраться через полчаса здесь, в кабинете, и окончательно установить план действий. Я предвижу лишь одно затруднение, которое я чувствую инстинктивно: мы все должны говорить откровенно, но боюсь, по какой-то таинственной причине язык госпожи Харкер будет связан. Я знаю, она делает свои выводы, и на основании того, что произошло, я могу угадать, как они правильны и близки к истине: но она не сможет или не захочет сообщить их нам. Я говорил об этом Ван Хелзинку, и когда останемся наедине, обсудим это. Я предполагаю, что ужасный яд, попавший в ее кровь, начинает оказывать свое действие. У графа, видимо, был определенный план, когда он дал ей то, что Ван Хелзинк называет «кровавым крещением вампира». Должно быть, существует яд, получаемый из безвредных веществ; в нашем веке осталось еще много таинственного, и поэтому нам нечего удивляться. Я знаю одно, а именно: если меня не обманывает инстинкт, в молчании госпожи Харкер заключается новая страшная опасность, которая нам грозит в будущем. Но, быть может, та самая сила, которая заставляет ее молчать, заставит ее говорить. Я не смею больше об этом думать, потому что боюсь даже мысленно оскорбить эту благородную женщину!

Ван Хелзинк пришел в мой кабинет раньше других. Я постараюсь с его помощью раскрыть истину.



Оригинал:

"Aha!" he said, "your simile of the tiger good, for me, and I shall adopt him. Your maneater, as they of India call the tiger who has once tasted blood of the human, care no more for the other prey, but prowl unceasing till he get him. This that we hunt from our village is a tiger, too, a maneater, and he never cease to prowl. Nay, in himself he is not one to retire and stay afar. In his life, his living life, he go over the Turkey frontier and attack his enemy on his own ground. He be beaten back, but did he stay? No! He come again, and again, and again. Look at his persistence and endurance. With the child-brain that was to him he have long since conceive the idea of coming to a great city. What does he do? He find out the place of all the world most of promise for him. Then he deliberately set himself down to prepare for the task. He find in patience just how is his strength, and what are his powers. He study new tongues. He learn new social life, new environment of old ways, the politics, the law, the finance, the science, the habit of a new land and a new people who have come to be since he was. His glimpse that he have had, whet his appetite only and enkeen his desire. Nay, it help him to grow as to his brain. For it all prove to him how right he was at the first in his surmises. He have done this alone, all alone! From a ruin tomb in a forgotten land. What more may he not do when the greater world of thought is open to him. He that can smile at death, as we know him. Who can flourish in the midst of diseases that kill off whole peoples. Oh! If such an one was to come from God, and not the Devil, what a force for good might he not be in this old world of ours. But we are pledged to set the world free. Our toil must be in silence, and our efforts all in secret. For in this enlightened age, when men believe not even what they see, the doubting of wise men would be his greatest strength. It would be at once his sheath and his armor, and his weapons to destroy us, his enemies, who are willing to peril even our own souls for the safety of one we love. For the good of mankind, and for the honour and glory of God."

After a general discussion it was determined that for tonight nothing be definitely settled. That we should all sleep on the facts, and try to think out the proper conclusions. Tomorrow, at breakfast, we are to meet again, and after making our conclusions known to one another, we shall decide on some definite cause of action . . .

I feel a wonderful peace and rest tonight. It is as if some haunting presence were removed from me. Perhaps . . .

My surmise was not finished, could not be, for I caught sight in the mirror of the red mark upon my forehead, and I knew that I was still unclean.



DR. SEWARD'S DIARY

5 October.--We all arose early, and I think that sleep did much for each and all of us. When we met at early breakfast there was more general cheerfulness than any of us had ever expected to experience again.

It is really wonderful how much resilience there is in human nature. Let any obstructing cause, no matter what, be removed in any way, even by death, and we fly back to first principles of hope and enjoyment. More than once as we sat around the table, my eyes opened in wonder whether the whole of the past days had not been a dream. It was only when I caught sight of the red blotch on Mrs. Harker's forehead that I was brought back to reality. Even now, when I am gravely revolving the matter, it is almost impossible to realize that the cause of all our trouble is still existent. Even Mrs. Harker seems to lose sight of her trouble for whole spells. It is only now and again, when something recalls it to her mind, that she thinks of her terrible scar. We are to meet here in my study in half an hour and decide on our course of action. I see only one immediate difficulty, I know it by instinct rather than reason. We shall all have to speak frankly. And yet I fear that in some mysterious way poor Mrs. Harker's tongue is tied. I know that she forms conclusions of her own, and from all that has been I can guess how brilliant and how true they must be. But she will not, or cannot, give them utterance. I have mentioned this to Van Helsing, and he and I are to talk it over when we are alone. I suppose it is some of that horrid poison which has got into her veins beginning to work. The Count had his own purposes when he gave her what Van Helsing called "the Vampire's baptism of blood." Well, there may be a poison that distills itself out of good things. In an age when the existence of ptomaines is a mystery we should not wonder at anything! One thing I know, that if my instinct be true regarding poor Mrs. Harker's silences, then there is a terrible difficulty, an unknown danger, in the work before us. The same power that compels her silence may compel her speech. I dare not think further, for so I should in my thoughts dishonour a noble woman!
 

Комментариев нет:

Отправить комментарий